Наверх

О деятельности Чкаловской (Оренбургской) областной санитарно-эпидемиологической станции в период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов

Чкаловская областная санитарно-эпидемиологическая станция образована в 1939 г. на базе Оренбургской межрайонной санитарно-эпидемиологической станции, существующей с 1937 г., с подчинением облздравотделу Наркомздрава РСФСР.

B первые же дни войны около 50 % работников профилактических учреждений были призваны в ряды действующей армии. На плечи оставшихся легла вся тяжесть противоэпидемической работы. Санитарно-профилактические учреждения перешли на круглосуточный режим работы.

В первые месяцы войны в Чкаловскую область (в настоящее время Оренбургскую) было эвакуировано 186 957 человек, в том числе 80 500 детей (из них почти 10 000 человек — это воспитанники детских домов), а также около 90 промышленных предприятий с рабочими и их семьями. Это создавало напряженную эпидемиологическую обстановку. Чтобы избежать вспышек эпидемий, в первую очередь необходимо было коренным образом перестроить сеть санитарно-эпидемиологических станций, пополнив их кадрами санитарных врачей и эпидемиологов.

Согласно штатному расписанию за апрель 1943 г. «нерегистрируемый аппарат Чкаловской областной сан. эпид. станции» состоял из 19 единиц, из которых 3 врача эпидемиолога, 4 врача санитарных, 2 маляриолога, 1 бактериолог, 2 помощника эпидемиолога, 2 лаборанта, 2 препаратора, 1 инструктор вакцинатор и 2 санитарки.

Штатное расписание 1943 года

В конце 1941 года заболеваемость дифтерией, сыпным и брюшным тифом значительно возросла. Распространение инфекций отмечалось преимущественной локализацией вдоль железной дороги и в местах расселения эвакуированных людей. Особенно неблагополучными были города Оренбург, Орск, Бузулук и Соль-Илецк. Обсеменение области возбудителем сыпного тифа в марте 1942 года стало настолько значительным, что большинство случаев уже было местного значения, поражались целые коллективы. Создавалась явная угроза заноса инфекции в воинские подразделения, части и соединения, дислоцировавшиеся и формировавшиеся в Чкаловской области, в госпитали. На железнодорожных станциях создавались контрольные врачебные посты для выявления инфекционных больных, в госпиталях организовывались отделения для инфекционных больных. В городах и районах области работали уполномоченные областной чрезвычайной комиссии: врачи и врачебные бригады. Организовывались противоэпидемиологические отряды в составе врача, фельдшера, дезинфекторов. Открывались новые бани, проводилась дезинфекция одежды и белья. Подвергались проверке жилые дома, общежития, столовые, магазины, проводилась очистка населенных мест. Велась широкая санпросвет работа.

Простейшая дезкамера военных годов

Вопросы профилактики поднимались эпидемиологами и санинспекторами на совещаниях и заседаниях различных уровней, но не всегда встречали понимание. Так, согласно протоколу № 19 райсовета депутатов трудящихся 19 созыва Кировского района г. Чкалов от 22 ноября 1942 года из выступления райэпидемиолога тов. Бутман «Говорили здесь о постоянно действующей комиссии, она ни чем не помогает. Мы просили помощи со стороны депутатов. По 2 случаям отказа от госпитализации больного. Я лично обращалась в прокуратуру, но ни каких мер не приняли. В проведении брюшно-тифозных прививок и проведении профилактических прививок нам не помогают ни депутаты, ни руководители учреждений». Выступление госсанинспектора тов. Бейлина «Здесь мало говорилось об общежитиях, между тем именно общежития и являются рассадником болезней. Ряд имеющихся в районе общежитий находится в безобразном состоянии. Райкомхоз не выполняет тех предложений, которые даются ему Райздравом. До сих пор в жилдомах не созданы санмойки. Несмотря на заверения Райкомхоза о незаселении кухонь, все имеются случаи, когда кухни Райкомхозом заселяются. Источником заразы является также колхозный рынок. Милиция оказывает нам мало помощи».

Распостранению болезней также способствовало недостаточное количество воды и ее качество. Только три города области (Чкалов, Бузулук и Бугуруслан) из пяти имели водопровод. Остальное население пользовалось водой для питья и хозяйственных нужд из рек и дворовых шахтных колодцев частного пользования. В докладной записке Чкаловского горплана в горком ВКП(б) «О мероприятиях по усилению водоснабжения в г. Чкалове» от 17 апреля 1942 г. изложены проблемы, связанные с водоснабжением города Чкалова. «На расстоянии одного километра выше существующего забора воды расположен городской пляж. В летние жаркие дни этот пляж бывает переполнен купающимися людьми. На противоположном берегу реки Урал в месте пляжа расположен водопой скота. Особенно неблагоприятным следует признать то, что рельеф местности территории города под названием Форштадт, насчитывающей 30 тыс. жителей, расположен выше места забора воды, имеет падение к реке, вследствие чего все загрязненные поверхностные стоки стекают по правому берегу реки к месту водозабора. <…> Благодаря перечисленным обстоятельствам вода в реке Урал в точке забора настолько бактериально загрязняется, что без очистки ее подавать в город недопустимо. Очистку же всей воды, потребной городу, из-за маломощности очистных сооружений производить не представляется возможным».

Основным оружием в борьбе с инфекциями являлась вакцинация. Наращивание темпов вакцинации прослеживается по отчетам Горздравотдела г. Чкалова: если за 1941 год вакцинировано против брюшного тифа было 15 476 человек, дизентерии — 12 617 человек, дифтерии — 6654 человека, то за 1942 год цифры отличаются в разы: против брюшного тифа было вакцинировано — 48 971 человек, дизентерии — 27 412 человек, дифтерии — 7637 человек.

Во время войны и послевоенные годы в области остро стоял вопрос по заболеваемости септической ангиной, которая возникала после употребления в пищу изделий из муки, изготовленной из перезимовавших злаков, на фоне истощения организма. При септической ангине поражались сосуды, костный мозг, развивались стоматит, гингивит, ангина, в тяжелых случаях — сепсис и летальный исход.

Весной 42-го заболевание начало распостраняться с северных районов области. Затем присоединились Тоцкий, Саракташский и Кувандыкский районы. Всего в 1942 году было зарегистрировано 1299 случаев заболевания септической ангиной. Из них 344 были смертельными.

В начале 1943 года в тех же районах наблюдались только отдельные случаи заболевания, но уже в апреле начался бурный рост заболевших: апрель — 228 случаев, май — 551, июнь — 765. В июле и августе заболеваемость начала падать, но отдельные случаи возникали вплоть до декабря. Всего в 1943 году было выявлено 2025 случаев заболевания септической ангиной. Наибольшая вспышка заболеваемости в Оренбургской области была зафиксирована в 1944 году. Если в 1942-м случаи заболевания встречались в 19 районах области, в 1943-м — в 30, то в 1944-м болезнь охватила 47 районов из 51. В этом же году смертность от этого заболевания превысила все остальные причины. Так, в мае 1944-го она составила 52,6 % от числа умерших, в июне — 46,7 %, в июле — 13,7 %.

В целях недопущения возникновения новых случаев заболеваний санитарно-противоэпидемической комиссией был разработан ряд мероприятий. А именно: запрет на сбор колосьев с перезимовавших полей, организация охраны этих полей и их ранняя запашка, введение запрета на перемол на мельницах перезимовавшего зерна, проведение широкой разъяснительной работы, организация бесперебойной работы врачебно-питательных пунктов, категорический запрет на рыночную продажу хлебобулочных изделий, организация лабораторного исследования токсичности перезимовавших злаков для решения вопроса по его использованию в фуражных целях. Одновременно в Совнарком РСФСР была направлена просьба о выделении 15 тонн зерна Чкаловской области для замены хлебного фонда.

Особым вниманием службы в годы войны пользовались детские дома. На 20 декабря 1941 года в области располагалось 123 детских учреждения — 9935 детей. Из них детских домов — 54. Большое количество сирот, переуплотнённость, антисанитарное состояние, завшивленность привели к большому количеству инфекционных и паразитарных заболеваний среди воспитанников. Так, сохранилось донесение председателю чрезвычайной противоэпидемической комиссии от 1944 г. о том, что на территории Новоорского района Чкаловской области в помещениях для проживания грязь, окна на застеклены, дети одеты в верхнюю одежду, спят по два человека на одной кровати, нательное белье — грязное, использованное постельное белье хранится под матрацами, дети находятся без надзора со стороны взрослых, в комнатах отсутствуют столы, скамейки, стулья.

9 декабря 1944 г. на заседании чрезвычайной-противоэпидемической тройки было принято решение о размещении дополнительного общежития в швейной фабрике. Этим же решением обязали председателя Новоорского сельского совета обеспечить еженедельную помывку воспитанников в бане с последующей санобработкой, еженедельную смену постельного белья с последующей его стиркой только в специализированной прачечной. Перед директором детского дома была поставлена задача обеспечить детский дом умывальниками и тазами в достаточном количестве. В детский дом был направлен фельдшер для ежедневного наблюдения за контактными. Кроме того, во исполнение указанного решения воспитатели детского дома были обязаны проглаживать нательное и постельное белье воспитанников, артели — отремонтировать валенки для детей, швейные мастерские — переключиться на пошив одежды и шапок для сирот, райпотребсоюз — обеспечить детский дом мылом. За антисанитарные условия директор и воспитатель детского дома были оштрафованы на 100 рублей каждый. Неисполнение указанного решения преследовалось в судебном порядке.

В 1944 году регистрировалось много случаев заболевания населения паразитарным (сыпным и возвратным) и брюшным тифом. Так, на территории Кваркенского района Чкаловской области в декабре 1944 года в целях борьбы с паразитарными тифами был создан районный противоэпидемический отряд, а в феврале 1945 года был разработан план мероприятий, направленный на борьбу с паразитарным и брюшным тифом. Планом мероприятий были предусмотрены:

  1. Проведение санитарно-просветительской работы (лекции, беседы, статьи в газету «Советская степь», выступления по радио) среди населения, в школах, общежитиях, общественных банях, на предприятиях, в заезжих домах (один раз в декаду).
  2. Осуществление постоянного санитарного надзора за школами, общежитиями, детскими учреждениями, заезжими дворами, за военно-обязанными на сборных пунктах и контроль за работой общественных бань и дезкамер в каждом населенном пункте.
  3. Выделение санитарно-уполномоченных в каждом населенном пункте.
  4. Проведение санитарной обработки каждого выезжающего из населенного пункта с последующей выдачей ему справки, учет фактических помывок на одного жителя, строительство простейших дезкамер и вошебоек.
  5. Создание санитарных комиссий в образовательных учреждениях из персонала и учащихся.
  6. Обеспечение достаточного количества инфекционных коек.
  7. Обязательная и своевременная госпитализация всех сыпнотифозных и подозрительных на тиф больных.
  8. В целях диагностики инфекционных заболеваний проводить серологические реакции (Видаля, Велфилкса, Райта) всем заболевшим.
  9. Своевременное проведение дезинфекции в очагах.
  10. Введение ежедневной отчетности о проводимых эпидемических работах и определение намеченных мероприятий внутри каждого лечебно-профилактического учреждения.
  11. Введение отчетности каждого ЛПУ перед райздравотделом о проделанной работе (каждые 10 дней).
  12. Анализ эпидзаболеваемости по району за каждую декаду.

Благодаря организованной целенаправленной работе санитарной службы и вакцинации сыпной тиф отступил. Тем не менее, оставалась высокая заболеваемость острыми кишечными инфекциями, оставались нерешенными многие вопросы санитарно-гигиенического характера. Работы у санитарно-эпидемиологической службы не уменьшалось ни в годы войны, ни в послевоенные (восстановительные) годы. Служба Чкаловской области с честью решала поставленные задачи.

Годовой отчет о деятельности СЭС за 1946 г.

За счет проведенной службой за годы войны работы общая смертность с 21,2 в 1942 году снизилась до 8,7 в 1945 году, в том числе детская смертность до 1 года на 100 родившихся с 23,6 в 1942 году снизилась до 4,1 в 1945 году.